Mir solch ein Mond erscheint.
Komm schlie die Augen ...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Mir solch ein Mond erscheint. > А вот и эта темка) Ну, я за то, что...  14 июня 2011 г. 13:35:56


А вот и эта темка) Ну, я за то, что...

T e m p t a t i o n 14 июня 2011 г. 13:35:56
А вот и эта темка)
Ну, я за то, что действия будут проводиться в Киото.


Категории: Хорошенькое, Ролевое
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Темки 1 апреля 2010 г. Skrepka в сообществе *** SEX DRUG'S AND ROCK'N'ROLL ***
"Pretty Cure"или"Хорошенькое Лекарство" 8 сентября 2012 г. Kami Atashi
Хорошенькое Лекарство - Ловцы сердец! / Heartcatch 12 ноября 2011 г. Черника ака Оруженосец
Part of me. 15 июня 2011 г. 07:13:29 постоянная ссылка ]
Теплым летним августовским вечером Киото озарился светом множества фонарей. Подходило к концу ежегодно отмечаемое японцами празднество поминовения усопших или О-бон, и, в качестве завершающей церемонии, у могил предков традиционно зажигались прощальные огни окуриби. С тоской поглядывал на эти огни статный, респектабельный и, несомненно, уважаемый в городе мужчина. Пытливо извивающийся огонек играл отражением в его глубоких карих глазах, дымок, относимый легким ветром к лицу мужчины, щекотал нос при дыхании, а костровый запах оставлял ненавязчивый след на одежде и волосах. Акасуна-но-Сасори, как и любой житель города, принимал участие в этой церемонии, но в сравнении с остальными О-бон для него уже много лет проходит нестандартно – далеко от родительской могилы.
Родители Акасуны были убиты в 1836 году в провинции Миакава. То время было омрачено многочисленными бунтами, вызванными Великим голодом, начавшимся ещё три года назад из-за неурожая, впоследствии утихшим, а затем вспыхнувшим с новой силой. С новой силой разгорелась и преступность. Бедный сельский люд в отчаянии нападал на купцов, громились лавки торговцев. Жертвами людской стихии в определенный момент стали и родители Сасори, которые уже в то время были предприимчивыми и богатыми. Оставшись без родительской опеки, одиннадцатилетний мальчик Сасори ещё некоторое время был под присмотром его стариков, но смерть вскоре пришла и за теми. Делами же со дня смерти родителей Акасуны заведовал его дядя Акайо. И заведовал весьма успешно, так как умудрился в это смутное время не только не превратить обнищанием в ноль знаменитую фамилию, но и, впоследствии, жестко укрепить позиции клана, приумножив семейное богатство. Однако, всё было не так просто для самого Сасори. С течением времени и ростом достатка всё больше для него становилось очевидным, что его положение в семье – не то положение, что полагается сыну законодателей бизнеса. И хотя сам дядя был всегда настроен благосклонно к парню, Сасори часто ощущал себя кем-то отдельным в общей картине семейного счастья. Так, в возрасте 17 лет парень твердо решил, что он пойдет своим путем, в стороне от достижений младшего брата его отца. Акайо не воспротивился желанию племянника. Таким образом, перебравшись в Киото, с поддержкой на первых порах со стороны семейного достатка, а затем и без неё, Сасори лично занялся торговлей. И к своим 35 годам он «вырос» до владельца предприятия по пошиву мужских и женских кимано, которое в виду своей продукции, исключительной по качеству и отделке, приносило регулярный, устойчивый и, откровенно говоря, баснословный доход.
До поры до времени Сасори из всех дней, отведенных на празднование О-бон, выбирал хотя бы три на то, чтобы проехать в Миакаву к родительской могиле, но в последние годы за всеми заботами, присущими владельцу подобного бизнеса, возможность выбираться в отведенные праздником дни всё угасала. Ведь, это время традиционно было сопряжено особым приливом заказов со стороны частных богатых клиентов, а также, исторически соперничающих друг с другом, придирчивых Окия – месте становления и проживания Гейш, которых в Киото разрослось порядочное число.
С последним явлением Акасуна сталкивался очень часто. Причем не только по долгу бизнеса. Уровень достатка, положение в обществе, завидные внешние данные – всё это сделало из Акасуны нечто вроде «желанного приза». Ни один год не обходился без того, чтобы Сасори не получил от той или иной девушки корректное предложение о возможности выкупить на официальных торгах её девственность или же той, за которую передано «приглашение». Предложение каждый раз было оформлено в виде рисового экубо с впадинкой красного цвета. Получение подобного подарка – является своего рода показателем состоятельности мужчины, чем не грешат похвастаться некоторые из господ между собой. Нередким было и явление охоты за так называемым мизуажем или половым актом с приобретенной девственницей, после которого мужчины оставляли себе простыни с этой кровью как дополнительный символ их успешности и «побед». Всё это было известно Сасори, как человеку, регулярно вращающемуся в высших кругах. Последнее явление, впрочем, казалось для него пустой крайностью, хотя в целом не вызывало противных чувств.
Так или иначе, Акасуна привык к постоянному вниманию к себе со стороны «учрежденных домов». Торги он игнорировал. Хотя это не мешало никому периодически напоминать о себе. Привычным для него были и галантно лебезящие «мамочки» - владелицы того или иного Окия, желание которых обрести такого клиента в условиях конкуренции, не демонстрированной явно, но всегда имеющей место быть, вполне объяснимо. Точно так же как и желание самих гейш обрести себе данну в лице богатого Сасори. Масло в огонь подливал и тот факт, что пять лет назад, жена Акасуны Кеико после тяжкой беременности принесла выкидыша и далее, с развитием болезни, стала бесплодной. Данное происшествие сделало у Кеико привычным состояние постоянной обеспокоенности, страха за то, что однажды она окажется выставленной за ненадобностью из господского дома, несмотря на то, что сам Сасори своим поведением заверил её в обратном. И всё же случай не мог не оставить след в душе мужчины. Спустя годы, он совершенно остыл к своей супруге, оставаясь правда в дружеской теплоте к ней, но принимая теперь её присутствие в своем доме и жизни как данность, правило. Та не возражала. По крайней мере, видимо.
Сразу же после того как церемония подошла к концу, Сасори направился домой. Завтрашний день обещал ему начаться весьма суетливо – предстояла очередная деловая встреча в чайном домике с представительницами­ Окиа, которые сделают эту встречу по долгу «службы» исключительной в своей подаче.
Прoкoммeнтировaть
T e m p t a t i o n 16 июня 2011 г. 21:23:55 постоянная ссылка ]
В этот самый час блондин, подобрав под себя ноги сидел на своём футоне в спальне, сосредоточенно расчёсывая волосы. Он упорно и настойчиво прочёсывал каждую прядь до тех пор, пока жесткий гребень не заскользит по волосам, как лезвие боевой катаны по мягкой плоти. Недовольство выдавало себя на красивом лице очень явно, более того, юноша даже не пытался скрывать его. Тонкие брови были поближе сведены к переносице, проявляя лёгкие морщинки, уголки тонких губ чуть опущены, а серо-голубые глаза уставились на белую Луну в открытом окне, откуда по полу тянулся свежий воздух. Это был Цукури Дейдара, которому прочили очень успешную карьеру гейши в ханамачи. Во всяком случае, в этом была убеждена его мать - Амэя, она же являлась хозяйкой этого окия и возлагала на своего сына большие надежды. Вот только он её желания не разделял и это было ещё мягко сказано, не очень Дейдаре хотелось быть диковинкой, коей он уже стал. Парень всеми силами старался переубедить её или отговорить от этой идеи. Но увы, все его старания сошли на нет.
Он стал гейшей-ученицей - майко. Голубоглазый всё чаще бывал в чайных домах на церемониях и открытых фестивалях. Не нравились ему мероприятия, но присутствовать на них он был обязан. Когда он разливал напитки гостям, когда прокручивал на указательном пальце веер, перебирал струны лютни или беседовал с очередным клиентом - чувствовал на себе взгляды. Взгляды гейш из своего окия, они были критичными, взгляды клиентов - они были оценивающие, от некоторых прямо разило похотью, которую они вынуждены были усмирять в себе. Если игнорировать взгляды знакомых уже женщин было просто, то от глаз некоторых мужчин было прямо-таки не увернуться, Дейдаре всё казалось, что они были липкими. Но эта его такая реакция была далеко не показателем робости, это была уже скорее брезгливость. Являясь человеком гордым, он очень любил внимание к своей персоне, любил когда им открыто восхищались: телом, голосом, его умениями. Были и такие, какие просто не могли не ахнуть увидев его, пусть тихо и незаметно, но человек всегда почувствует, что им восхищаются. Это нравилось и заставляло невольно улыбаться. Ему часто делали комплименты, а когда тема доходила до природной красоты, он мягко и с лёгкой улыбкой отвечал: "Красота - не только дар, но ещё и большое наказание".
Цукури учился. Под пристальным наблюдением наставников и, иногда даже самой Амэи оттачивал мастерство танца, игры на сямисэне и флейте фуэ, пения. Парень оставался своенравным, но гибким, иногда казалось, что как его ни брани и что бы с ним не делай - всё тут же от него отлетает. Тем не менее, ему было тяжко терпеть постоянное давление на себя. Он чувствовал, как ему прощупывают позвонки, тщательно, один за другим, будто выискивая, куда же можно ударить, чтобы уже насовсем. Не находили, раздражались, а юноша только прикрывал глаза стального цвета на полторы секунды, делал глубокий вдох и открывал их снова, смотря прямо в лицо, не с равнодушием, не с гневом или бессмысленной злобой, а с уверенностью и каким-то жарким огоньком. Как-то он сам себе поставил условие: "Гнуться буду сколько угодно, но чтобы трещину дать - никогда", не редко блондин вслух повторял это сам себе, но так, чтобы это не дошло до чужих ушей. Он знал, что никогда не сможет принять то, что ему противоречит, знал, что из него не получится безвольный экспонат и из него никто не сделает торговца искусством, пускай и с чувством собственного достоинства. Он терпеть не мог, когда ему повторяли: "Ты должен!", на это отвечал блондин с жаром, но уверенно и твёрдо: "Я никому, ничего не должен, я ничего, ни у кого не занимал.", как правило, на это и сама хозяйка не находила что ответить и просто прогоняла из своей комнаты или с места разборки.
Однако, к одному его отношение изменилось - к волосам, за которыми он ухаживал особенно тщательно. Когда-то у парня отнимали ножницы, а теперь, мальчишка оторвёт руки любому, кто хоть пальцем тронет их. И если Цукури терпеть не может когда нарушают его личное пространство, то лишь дело дойдёт до волос - он приходит в ярость и скрипит зубами, тут же начинает огрызаться. Вот и научился делать лёгкие причёски себе самостоятельно, позволял трогать волосы только тогда, когда без помощи уже действительно никак. Так же, это воспитание сделало его аккуратным и утончённым, а занятия сказались на фигуре. Игра на японской лютне с ранних лет обеспечила ему изящные длинные пальцы и аккуратные руки. Занятия танцами - стройность и легкую талию. Кроме того, это ремесло гейши развило в Дейдаре особую чистоплотность, в частности, по отношению к себе, но сказать, что он как одержимый носился по комнате с влажной тряпкой, преследуя каждую пылинку или часами у зеркала выискивал в себе изъян, было бы слишком сильно. Вот сказать, что он любил чистоту и порядок - вот это верное определение.
Родился Дейдара в ханамачи, ещё когда его мать не основала окия, это случилось позже. Отца своего парень и знать не знал и лет до 15 мать даже ничего о нём не говорила, разве что только позже рассказала сыну, что его отец был её Данна, а когда узнал о беременности оставил. Вот и рос мальчик преимущественно в окружении женщин, что не могло не оставить своего следа. Потому и заявить, что он совершенный и неукротимый бунтарь нельзя, какая-то доля покорности в нём всё-таки была. А если подойти к нему правильно, можно обнаружить даже покладистость и мягкость. Ведь вся его резкость, грубость, язвительность - спровоцированы исключительно желанием защититься, сохранить себя и не стать тем, кем он не хочет себя видеть.
Удостоверившись в том, что волосы его теперь прекрасно вычесаны, Цукури отложил гребень и поднявшись с колен бесшумно прошёлся по мягкому татами до открытого окна и задержав взгляд на внутреннем дворике, закрыл ставни. Ночью всё-таки бывает прохладно и можно заработать насморк, чего не очень-то хотелось блондину. После он подошёл к маленькому столику, на котором стоял фонарик и потушил огонёк, всё это время тускло освещавший комнату. Вернулся на футон он так же тихо и забрался под хлопчатое одеяло. Расслабленно выдохнув, Дейдара начал потихоньку погружаться в сон.
Прoкoммeнтировaть
T e m p t a t i o n 16 июня 2011 г. 21:28:48 постоянная ссылка ]
Кстати, вот как раз та причёска.
Но скрин этот единственный, это как спереди:
­­
И вот оно - в общих чертах, но волосы у Дейдары ни разу не спутаны:
­­
Прoкoммeнтировaть
Part of me. 17 июня 2011 г. 10:32:47 постоянная ссылка ]
Наперекор ушедшему погожему дню и тихому, теплому праздничному вечеру ночь выдалась весьма своенравной. Поднявшийся сильный ветер очень скоро заслонил небо грозовыми тучами, которым, однако, не довелось продолжительное время наслаждаться властью над спящим городом: лишь немного успели они подмочить иссушенную летним солнцем землю, после чего вынуждены были отправиться дальше, подгоняемые волей неуемного ветра. Последний же буйствовал до самого утра, с шелестом раскачивая потухшие фонари, грубо бросаясь на крыши домов и требовательно впечатываясь в запертые окна…
Сасори проснулся по привычке довольно рано. В другой комнате его тут же встретила завтраком жена. Терпеливо ждал он, пока Кеико по должному обычаю готовила перед ним чай, пока она, как обычно услужливо, разливала горячую жидкость. Сначала самому Сасори, стоя непосредственно рядом с ним на коленях и одаривая при этом своего супруга приветливой улыбкой, после чего, приподнявшись, зашелестела полами своего искусно расписанного юката, следуя на своё место и тогда заполняя уже себе чашку ароматным напитком. Какое то время они пили молча, но Акасуна решил скрасить эту тишину:
- Омаэ, мой подарок пришелся по вкусу?
- О. Он великолепен, Господин... Я так благодарна, что Вы преподнесли мне в дар этот оби как раз к предстоящему театру Кабуки, - услышав голос супруга, Кеико явно оживилась. Очевидно, что она сама ожидала тот момент, когда могла бы подойти к этому разговору. – Выступают выдающиеся артисты, и завтрашний день многие из известного нам с Вами окружения проведут там…
Она сбилась, в опаске наговорить много и лишнего. Хотя уже из реакции Сасори, выражающейся в сведенных бровях на его лице и поставленной громче обычного на деревянную подставку чашке, Кеико поняла, что смысл сказанного дошел до него очень ясно. Вот уже в который раз ненавязчиво ищет она способ появиться с супругом в свете и в принципе оказаться с ним рядом. А Кабуки – театр «оживших кукол», в которых традиционно принимали участие только мужчины – был очень удачным вариантом. Во-первых, потому, что Кеико знала: её муж неравнодушен к подобного рода вещам и в то же время сам не отпустит её одну, а во-вторых, представление занимает около десяти часов, а, значит, Сасори хоть раз, но проведет день рядом с ней. Пусть это «рядом» звучит весьма символично, ведь в эти моменты Акасуна всецело бывает погружен созерцанием того, что происходит на сцене. Сасори вообще всегда был эстетом. Театр, искусство вызывали в нем естественные чувства восхищения. Тем не менее, сейчас Кеико уже мысленно корила себя за сказанное - хоть и пыталась она действовать деликатно, но желание удостовериться лишний раз в завтрашнем дне вновь оголило её намерения перед мужем. Акасуна отставил опустевшую чашку и поднялся.
- Сегодняшний день проведи в основательной подготовке к этому событию.
После сказанного он удалился обратно в свою комнату, где оделся к запланированной встрече в чайном домике и вышел за порог дома. Ещё совсем лениво слизывало с земли дождливую влагу утреннее солнце, скользя теплом по вымощенным дорожкам и покрову крыш, прохаживаясь по ним своими ласковыми лучами, так, что под такими стараниями тотчас образовывался клубящимся ковром пар, но тут же и растворялся в воздухе, не успевая подниматься высоко. Перед глазами Акасуны вдали снова мелькнул знакомый силуэт Кеико, которая, судя по всему, выйдя через другую дверь, поспешила через сад на выход. Очевидно, собралась встретиться с такой же замужней подружкой и уже вместе с ней отправиться к торговым палаткам, удовлетворять свою потребность во всевозможных аксессуарах и украшениях, чтобы блеснуть красотой на Кабуки.
Самого Сасори этот момент не заботил. Медленно прохаживался он по улицам в направлении назначенного места встречи, где к его приходу было уже всё подготовлено. Ещё при входе в домик его встретила очаровательная воспитанница окия, которая с должной учтивой улыбкой на лице и приветливым словом проводила Сасори внутрь, усаживая за столик, где тут же на обслуживание перехватила «эстафету» другая девушка. Взгляд мужчины остановился на женщине напротив.
- Доброе утро, Господин Сасори, мне так приятно видеть Вас.
- Доброе утро, Амэя-сан.
Амэя… Это имя было очень хорошо ему знакомо: её семья всегда была в дружеских отношениях с семьей Акасуны, поэтому Сасори с самого начала решил, что его долгом будет помочь Амэи в сложившейся ситуации. Дело в том, что окия, владельцей которого является Амэя, в течение последнего времени испытывала откровенные финансовые затруднения, и рыжеволосому мужчине это было хорошо известно. Под напором конкурирующих сторон и в силу многих других обстоятельств, состояние окия становилось всё ощутимей болезненно, несмотря на то, что это не демонстрировалось самой владелицей, но скрыть данный факт от говорливых языков было невозможно, и ладно, если бы проблема дошла только до самого Акасуны. Уже бывали случаи, когда некоторые предупредительные родители в этой связи предпочитали продавать своих хорошеньких дочерей другим домам, специализирующимся на обучении Гейш. Конечно, такая предусмотрительност­ь лучше, чем было бы в определенный момент одному из клиентов получить со стороны окия вынужденный отказ в принятии юного чада под своё крыло. Но для Амэи будущее могло бы повернуться ещё плачевней.
- Как продвигаются дела у вас в окия? – Сасори решил не медлить в выборе момента и перейти непосредственно к предложению помощи.
- Благодарю за интерес, Господин, достаточно неплохо. Разумеется, всегда на горизонте существует возможность для того, чтобы дела шли лучше, уж Вам, как предпринимателю это лучше всего известно, не так ли? – женщина деликатно посмеялась, придавая встрече неформальный вид, а, заодно, пытаясь застелить Акасуне глаза мнимой беззаботностью и непринужденностью.
- Это верно. Я рад слышать подобное, как человек из дружеских соображений заинтересованный в процветании вашего бизнеса. Из тех же дружеских соображений могу сказать, что вы всегда можете рассчитывать на меня и мою помощь, Амэя-сан. И если появилась какая то видимая угроза, то я, конечно же, помогу: неприятности лучше пресекать в корень. – сказав это, Сасори улыбкой уделил внимание ухаживающей за ним девушке, которая, подливая ещё чай, легонько коснулась его руки своей рукой. Данный жест был известен как кокетливое высказывание симпатии Гейши по отношению к мужчине, который Акасуна не мог проигнорировать, чтобы не оскорбить её и владельцу окия. – Ваша воспитанница прекрасно держится, она достойная ученица вашей школы, - лицо девушки просияло покорным смущением, она благодарно поклонилась Сасори, безмолвно, чтобы не прерывать беседы. Амэя так же улыбнулась.
- Ещё раз благодарю Вас, но слухи вокруг нашего заведения несколько преувеличены. И этим слухам вскорости будет дано опровержение, собственно, по этому поводу я и хотела встретиться с Вами.
- Я слушаю вас.
Амэя, несколько помялась с ответом, что не могло не остаться незамеченным у Сасори, но, собравшись, женщина заговорила, как будто заранее готовила речь:
- Среди прочего кимано, что мы обычно заказываем у Вас, Господин Сасори, нашему окия необходимо кимано на мужскую фигуру, но выполненное в женственной отделке. Особое, пусть дорогое, но блистательное в своем великолепии, - женщина говорила, не останавливаясь и минимизируя паузы. – Дело в том, что мы решили внести в нашу привычную деятельность некоторое новшество, призванное удовлетворять особые вкусы и предпочтения у наших клиентов. Именно это новшество позволит вывести окия из нынешнего состояния застоя и, вместе с тем, выведет всеми известную торговлю искусством на нечто новое. Это не спонтанное решение. Мною уже были предприняты шаги в этом направлении, которые возымели успех, а, значит, дальнейшее движение по этому пути принесет плоды.
От услышанного Сасори расширил глаза, он действительно был удивлен. Ещё несколько недель назад его уведомили о том, что на отдельных торжественных церемониях, где присутствовали воспитанницы многих окия, замечали парня, переодетого в женщину и демонстрирующего женское искусство Гейши. Само явление Гейш среди мужчин было уже давно распространено, вот только заключалось оно в юмористических представлениях, всевозможных музыкально-комическ­их постановках и так далее, призванных расшевелить публику. А здесь же, как говорят, парень, который представляет себя как девушка, танцует женские танцы. И, по слухам, этот парень уже пользуется ярым интересом со стороны мужской аудитории. Да уж, действительно, такая диковинка, как видно, будет востребована, однако, Акасуна и подумать не мог о том, что подобное начнет практиковать сама Амэя. Но, как говорится, кто на что горазд, и с точки зрения перспективы Сасори не мог не понять решения давнего друга семьи.
- Понимаю. Сегодня к вам придет человек за снятием мерок. Он же выслушает, какими будут предпочтения в исполнении кимано.
Лицо Амэи окрасила улыбка неподдельной радости, удовлетворенно залепетала она, склонив голову к Сасори в своем добродушии:
- Домоаригато, я не разочарую Вас с расплатой.
- Нет, Амэя-сан, это я не разочарую вас с ценой.
- Ах, Господин Сасори, Вы как всегда столь благосклонны к нашему семейству, в таком случае, я настоятельно приглашаю Вас к нам в компенсацию за предоставленную разницу в цене, - женщина поднялась одновременно с Акасуной, что означало завершение чаепития.
- А вы как всегда до невозможности пунктуальны, - мужчина улыбнулся, оставшись довольным нотой, на которой прошла их встреча. – Я действительно очень давно не был в вашем доме, поэтому моё появление не заставит себя ждать.
По-теплому расставшись с Амэи и представительницами­ её школы, Сасори незамедлительно и в должной ему манере направился к собственному предприятию в необходимости отправить к окия обещанного человека, а заодно проследить и за процессом изготовления уже существующих заказов.
Прoкoммeнтировaть
Дженабель 18 июня 2011 г. 06:28:41 постоянная ссылка ]
 Знаете...это неописуемо.Я очень и очень давно не читала по-настоящему хороших произведений.А ваше творение вообще ни с каким другим сравнить невозможно.Оно уникально и своеобразно.
Когда читаешь,то такое чувство,словно ты находишься рядом с героями,потому что и описания,и образы,все это очень и очень ярко описано.
О,а еще то,что так подробно затрагивается японская культура,это огромнейший плюс.Я вот например кое-чего не знала.

Буду ждать продолжения истории.^_^
Прoкoммeнтировaть
Part of me. 18 июня 2011 г. 23:34:53 постоянная ссылка ]
Благодарю за приятный отзыв. Идея подобного произведения пришла к нам, после того как я раз заикнулся о том, что хотел бы представить напарника Гейшей. Оказалось, что моему сладкому подрывнику эта тема тоже довольно близка. А поскольку за нами с Дейдарой уже «висят» фанфики по другим темам, и, в то же время, вот эту идею не хотелось забрасывать в долгий ящик, пока она ещё пульсирует интересом в наших головах, то мы решили, что лучше всего будет обыграть её на двоих вот в такой своеобразной ролевой форме. И вроде как нагрузка не так ложиться, как если бы писал всё один человек и удовлетворяется обоюдный интерес в игре.
Прoкoммeнтировaть
Part of me. 19 июня 2011 г. 22:21:50 постоянная ссылка ]
Рисунок, скорее всего, назову "Протест".
­­
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


Mir solch ein Mond erscheint. > А вот и эта темка) Ну, я за то, что...  14 июня 2011 г. 13:35:56

читай на форуме:
пройди тесты:
Ты в Naruto (для девчонок) (7)
картинки и авики по аниме наруто
ТЫ ЛЮБИШЬ КОМПЬЮТАРНЫЕ ИГРЫ???
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх